Написать сообщение

 ЯНВАРЬ для всех православных людей является месяцем Великих праздников – это и Рождество Христово и Крещение Господне (Богоявление) и связанные с этими днями моменты духовной радости и праздника. 

ДЛЯ КАЗАКОВ ЖЕ ЯНВАРЬ МЕСЯЦ ЛЮБОГО ГОДА СВЯЗАН И С ТРАГИЧЕСКОЙ ДАТОЙ ВСЕГО КАЗАЧЕСТВА. Одной из самых страшных страниц в истории XX века стало РАСКАЗАЧИВАНИЕ.
В директиве прямым текстом говорилось об истреблении казачества. 
На местах же ответственные за выполнение директивы оперативно отреагировали на нее и принялись за планомерное уничтожение казачества, о чем свидетельствует доклада Донбюро ЦК РКП А.Френкеля к VIII съезду, который проходил в марте 1919 года. Френкель пишет, что необходимо «… широко применить более радикальные террористические методы, указанные в той же инструкции ЦК, но еще не применяющиеся, а именно: экспроприация казачества (расказачивание) и массовое переселение их внутрь России, с вселением на их место пришлых трудовых элементов. Это лучшим образом растворит казачество», но при этом и добавляет что данные «мероприятия под силу только центру, где должна быть образована особая комиссия для разработки этого вопроса. И к этому необходимо приступить срочно. … всех казаков не уничтожишь, а при таких условиях восстания будут продолжаться». 
Но, не смотря на весь террор в отношении казаков, никто не сдавался. С большевиками предпочитали бороться все, кто мог держать оружие, включая женщин и детей. Восстания вспыхивали на всех территориях, где хозяйничали большевики. Если восстание терпело положение, что бывало в большинстве случаев, так как у восставших не было должного количества оружия для борьбы, то это могло означать лишь одно, что все население станицы будет уничтожено. Так об одном восстании имеется директива Реввоенсовета 8-й армии № 1522 от 17 марта 1919 года, в которой говорится: «Реввоенсовет 8-й армии приказывает в наикратчайший срок подавить восстание предателей, воспользовавшихся доверием красных войск и поднявших мятеж в тылу. Предатели донцы еще раз обнаружили в себе вековых врагов трудового народа. Все казаки, поднявшие оружие в тылу красных войск, должны быть поголовно уничтожены, уничтожены должны быть и все те, кто имеет какое либо отношение к восстанию и к противосоветской агитации, не останавливаясь перед процентным уничтожением населения станиц, сжечь хутора и станицы, поднявшие оружие против нас в тылу. Нет жалости к предателям. Всем частям, действующим против восставших, приказывается пройти огнем и мечом местность, объятую мятежом, дабы у других станиц не было бы и помысла о том, что путем предательского восстания можно вернуть красновский генеральско-царский режим.» 
Поняв, что казачество уничтожить невозможно только силой и это вызывает еще больше сопротивление Троцкий (Бронштейн) пишет документ, в котором обещает покровительство середнякам, бедному казачеству, призывает перейти казаков на сторону красных, говоря о помиловании. Но все это было гнусной ложью, ибо среди населения нашлись и такие, которые были готовы поверить большевикам и пострадали за это. Но во всей революционной прессе того времени, пишутся призывы об уничтожении казаков, об их «вражьей сущности», а в это же время Троцкий полностью противоречит своему очередному документу, направленному казачеству. На митингах и выступлениях он говорит лишь одну фразу, которая доказывает, что казаки должны были исчезнуть с лица Земли. Он говорит: «КАЗАКИ - ЕДИНСТВЕННАЯ ЧАСТЬ РУССКОЙ НАЦИИ, СПОСОБНАЯ К САМООРГАНИЗАЦИИ. ПО ЭТОЙ ПРИЧИНЕ ОНИ ДОЛЖНЫ БЫТЬ УНИЧТОЖЕНЫ ПОГОЛОВНО..... Это своего рода зоологическая среда, и не более того… Очистительное пламя должно пройти по всему Дону и на всех них навести страх и почти религиозный ужас… Пусть последние их остатки, словно евангельские свиньи, будут сброшены в Черное море…» 
Но не исчезли казаки, не исчезла казачья культура и не сгорели все станицы. Именно тем, кто уцелел в эмиграции, в СССР, не смотря на всю политику, которая по прежнему пыталась извести казачество на нет, суждено было сохранить ту великую часть русской культуры, которою мы помним и которой гордимся до сих пор.